Авторизация | Регистрация
Ufostation - Направление Земля

Мистические тайны Гурджиева. Часть восьмая: Гурджиев и суфизм

Опубликовано06 января 2018  Комментариев Комментариев: 0  Прочтений 1556
Мистические тайны Гурджиева. Часть восьмая: Гурджиев и суфизмПосвящается 100-летию Великой Октябрьской социалистической революции

Часть 1, Часть 2, Часть 3, Часть 4, Часть 5, Часть 6, Часть 7

Прежде чем читать дневник Георгия Ивановича Гурджиева дальше, нужно понять, что же именно произошло с Алистером Кроули (Артур Кралайн). Куда он именно исчез? Как оказалось, с ним произошла не менее мистическая история чем с Георгием Ивановичем Гурджиевым. Вот как об этой истории рассказывает Игорь Александрович Минутко в своей книге «Георгий Гурджиев. Русский лама»:

9 декабря 1901 года

«Под утро Артур Кралайн проснулся от щекочущего ноздри нежного цветочного запаха. Открыв глаза, он ничего не увидел — пастушья хижина, в которой они с Арсением Болотовым заночевали, была погружена во мрак, только узкая полоска, образовавшаяся между окном и попоной, которой оно было закрыто, тускло светилась, и это означало, что скоро взойдёт солнце.

Аромат вокруг Артура Кралайна сгущался. «Да что же это так пахнет?» — с любопытством и без всякого страха подумал «коммерсант из Кёльна». Он не очень-то разбирался в цветах и не знал, что обоняет аромат сирени. Что касается страха, это чувство было ему неведомо от рождения. Только инстинкт самосохранения мог вызвать в нём то, что называют этим словом. Сейчас могучий инстинкт молчал: ничего не угрожало жизни господина Артура Кралайна. Однако возникло ощущение: кроме мирно похрапывавшего в темноте руководителя явно рухнувшей экспедиции за троном Чингисхана в хижине присутствует ещё кто-то...

«Оно» уже здесь»,— подумал Артур Кралайн, испытывая прежде всего жгучее любопытство. И в это же мгновение невидимая сила легко сорвала его с подстилки, сжала в комок, придвинув колени к подбородку, перевернула несколько раз в воздухе, и непостижимым образом Артур Кралайн оказался снаружи, на несколько мгновений недвижно завис над крышей хижины и ощутил острую свежую прохладу предутреннего горного воздуха. В эти несколько мгновений он успел увидеть, что действительно светает: восточный край неба над горными хребтами окрасился в густой фиолетовый цвет; в долине, усыпанной крупными причудливыми каменными глыбами, лежал ещё ночной мрак, однако были видны четыре лошади, сгрудившиеся возле хижины, и их головы задраны вверх — животные, замерев, смотрят на него.

Артур Кралайн не успел удивиться — вокруг него началось невидимое вихревое движение, с каждой секундой усиливавшееся, хотя сам он по-прежнему неподвижно висел на месте; появился какой-то жужжащий звук. Исчезло ощущение утренней прохлады, лёгкий ветерок уже не касался лица. Вокруг Артура Кралайна возникло как бы глухое замкнутое пространство, в котором невесомо витали, теперь еле уловимые, струи аромата цветущей сирени. «Будь свободным»,— прозвучало в его сознании.

Артур Кралайн разжал руки, ноги распрямились сами, он плавно, легко проплыл метр или два, и вдруг его голова коснулась некой преграды, невидимой стены. Он протянул руки в стороны, и правая упёрлась в гладкую, эластичную, но идеально прозрачную стену; Артур Кралайн по-прежнему отчётливо и ясно видел под собой хижину, лошадей, уходящую к разгоравшемуся горизонту долину, усеянную каменными глыбами. Артур Кралайн, оттолкнувшись от невидимой прозрачной стены, легко поплыл вдоль неё, скользя рукой по гладкой субстанции, и очень скоро вернулся на исходное место: под ним был всё тот же край крыши хижины. «Я в огромном яйце,— с удивлением и интересом подумал господин Артур Кралайн.— Или в коконе, стенки которого невидимы и прозрачны. Интересно, из какого материала...» Резкий толчок отбросил Артура Кралайна в сторону, он ударился о невидимую прозрачную стену, она беззвучно прогнулась, но тут же, спружинив, отбросила воздушного путешественника назад.

В этот миг Артур ощутил, что кокон рванулся вперёд с ураганной скоростью, у него заложило в ушах, кровь прилила к голове, набухли веки, его прижало к стене и, казалось, расплющило. Но такое состояние продолжалось, может быть, две-три секунды, не больше. Теперь Артур Кралайн, свободно плавая внутри кокона, слышал только ровный свист, он ощутил бешеную скорость, с которой нёсся куда-то, лишь визуально: земля уносилась назад далеко под ним. Сладкий аромат вокруг Артура Кралайна был ровен и постоянен, теперь он не витал струями, а как бы застыл единой, неподвижной, однородной массой.

Время отсутствовало, и Артур Кралайн не знал, сколько уже продолжался его полёт. Постепенно им овладела дрёма, сладкая нега...

И вдруг... Движение прекратилось, замерло, кокон затрясло, закачало из стороны в сторону. Слышались глухие удары о невидимую стенку с наружной стороны. Неясный скрежет, короткие вспышки снаружи, то алые, то ярко-синие, гул... Животный страх сковал сердце Артура Кралайна — инстинкт самосохранения подсказал ему, что сейчас он может погибнуть: там, в небесах, над землёй, идёт сражение за него, и он может стать жертвой этой оккультной битвы белых и чёрных магических сил. Впрочем, этими категориями наш второстепенный, но важный герой не мыслил. Это автор парадоксального повествования пришёл ему на помощь.

Георгий Иванович Гурджиев
Георгий Иванович Гурджиев


Внезапно всё там, в звёздном пространстве, стихло, и несколько мгновений вокруг Артура Кралайна была абсолютная тишина, но вот после толчка возобновилось движение, сначала плавно, осторожно, потом всё быстрее и быстрее... И опять — ураганная, невероятная скорость. Но одно осознал Артур Кралайн: направление полёта изменилось. Невозможно сказать, как именно, но он определил, был абсолютно убеждён: «они» — или «те» ( те, что теперь являются его хозяевами ) — назначили новый «адрес следования». Произошло ещё одно событие: исчез запах сирени. И появился другой. Его хорошо знал «небесный странник», занимаясь пиротехникой, придумывая разнообразные фейерверки у себя на родине, в далёкой Англии; ему был знаком запах серы.

И опять время провалилось. Сколько продолжался полёт после того, как изменился курс? Неизвестно… Но вот Артур Кралайн почувствовал, что кокон снижается. Снова стало тяжело дышать, заложило уши, кровь застучала в висках, эти удары всё убыстрялись, набухли веки... Резкое торможение! Его оторвало от стенки, отпустило, и он завращался вокруг собственной оси в самом центре прозрачной капсулы, за невидимыми стенками которой была — в короткий миг увидел Артур Кралайн — чернота...

Явный удар о твердь, но бесшумный. Однако что-то разбилось, разрушилось — казалось, осколки неслышно разлетелись вокруг и истаяли. Артур Кралайн несильно ударился о каменистую почву, через которую пробивалась влажная трава — руки судорожно вцепились в неё. В ноздри ударил запах тёплой земли. Он лежал на животе, уткнувшись головой в траву и в мелкие камешки, не смел пошевелиться, плохо осознавая, что же произошло с ним.

Если бы ему сказали, что его воздушное путешествие продолжалось шесть секунд земного времени, он бы никогда не поверил... Более того, Артур Кралайн не мог понять, где он и что с ним. Он помнил, как приятный аромат щекотал ноздри, когда он проснулся в хижине, в которой заночевал вместе с Арсением Болотовым. И ещё: узкая полоска света возникла между рамой окна и попоной, которой оно было закрыто. А дальше?

«Я ещё подумал: «Уже утро». И что же? Опять заснул?» Всё, что произошло дальше, исчезло в сознании Артура Кралайна, было стёрто из памяти — бесследно... «Поднимайся!» — властно прозвучало в его сознании. Ноги не слушались, он попросту не ощущал их; при первом же шаге подогнулись колени, и он чуть не упал. «Надо немного постоять без движения»,— приказал он себе и осмотрелся по сторонам.

Была ночь. Здесь, куда он попал, была ещё ночь, А может быть, «уже»?.. Глаза постепенно привыкли к темноте. Перед ним возвышалась почти отвесная скала. Справа от себя, метрах в пятидесяти, Артур Кралайн увидел светлое пятно — небольшой костёр и, не испытывая ни малейшего страха, неверными, но постепенно крепнувшими шагами направился к нему.

У костра были двое: на корточках сидел старик, и пламя освещало его морщинистое тёмное лицо; рядом с ним стоял человек в длинном, до земли, одеянии красного цвета, с капюшоном, почти закрывающим лицо. В руках у него было два факела. Один из них ярко и бесшумно горел. Как только Артур Кралайн подошёл к костру, старик поднялся, а человек в красном зажёг от костра второй факел и передал его старику. Старец властным жестом приказал Артуру Кралайну следовать за ним. Они прошли десяток-другой шагов вдоль скалы, и все трое оказались у входа в пещеру.

Первым в чёрное жерло нырнул человек в красном одеянии. Старик жестом приказал Артуру Кралайну идти за ним, а сам вошёл в пещеру последним. В неверном свете факелов были видны каменные своды, которые то уходили в чёрный мрак, то придвигались почти вплотную. Иногда летучие мыши с писком пролетали мимо, едва не касаясь лица. А они идут, идут...

Неожиданно каменные своды исчезли, тьма вокруг стала безграничной, шаги уносило эхо. Но вот впереди возник свет, он становился всё ярче и ярче. И Артур Кралайн видит впереди большой костёр.

Трое путников приближаются к нему. Вокруг костра сидят несколько старцев в белых одеждах. Один из них, самый древний, с густыми и совершенно седыми волосами, расположился в кресле из чёрного дерева, с инкрустацией. Остальные — их пятеро или шестеро — сидят прямо на земле, по-турецки скрестив ноги.

Некоторое время все безмолвствовали.

— Мы ждали тебя, Алистер Кроули,— нарушил молчание старец, сидевший в кресле; он говорил на чистейшем, даже слишком правильном английском языке.— Мы всё знаем о тебе. Ты — один из тех, очень немногих, кому дано повелевать людьми, проникая в бездны их инстинктов, и управлять ими. Ты можешь стать таким, а можешь не стать. Это будет зависеть только от тебя...

— Что надо сделать,— яростно перебил будущий «величайший маг двадцатого века», чтобы стать?

— Мы не ошиблись в тебе, Алистер Кроули! — Глаза старца сверкнули зеленоватым огнём, и он потупил взор.— На тебя возлагается великая миссия. Если ты её выполнишь...

— Я выполню! – перебил он.

— Ты всё знаешь о троне Чингисхана?

— Да! Мне рассказал о нём Арсений Болотов, с которым...

— Нам это известно,— прервал Алистера Кроули старец.— И он поведал тебе о том, кому должна быть вручена сила трона Чингисхана, когда он будет найден?

— Да, он всё рассказал мне. Трон Чингисхана станет главным экспонатом музея Петра Александровича Бадмаева...

— Нет, Алистер Кроули! — перебил старец.— Он предназначается для другого человека. Для того, которому Провидением назначено на Земле, погрязшей в людских пороках и разврате, создать общество свободных, сильных и счастливых людей, объединённых законами нового порядка. И ему, нашему избраннику, ты вручишь силу трона Чингисхана!

— Я готов! Я готов это сделать! — страстно воскликнул недавний воздушный странник, который, впрочем, ничего не ведал о своём собственном путешествии в «коконе». — Но... Но где же трон Чингисхана?

— Вот, Алистер Кроули... В этом заключается первая половина твоей трудной, ответственной миссии. Путь к трону Чингисхана знает только один человек — тот, которого ты называешь Арсением Болотовым. Он будет всё время стремиться к нему и в конце концов найдёт. И когда он окажется совсем близко к своей цели, тебе необходимо перехватить инициативу, в твои руки должен попасть трон Чингисхана!

— Но каким образом я узнаю?..

Ты узнаешь, - перебил хозяин тёмного пространства. — Когда Арсений Болотов будет рядом с троном Чингисхана, мы разыщем тебя.— По лицу хозяина тёмного пространства промелькнула еле заметная улыбка,— как сейчас разыскали. Ты получишь всё необходимое. Отныне ты всегда должен быть готов и ждать нашего знака.

— Я буду ждать день и ночь! Каждый день и каждую ночь!

— Тебе надо кое-кого запомнить...

К костру поближе подошёл человек в красном плаще с капюшоном, который закрывал лицо.

— Вот его.

Человек откинул капюшон, и Алистер Кроули чуть не вскрикнул от омерзения: на него смотрела безносая маска, кожа была бугристой, в белых пятнах — явно следы ожогов; вместо левого глаза — выпуклое мёртвое бельмо. Зато второй глаз был зорок, мрачен, полон гипнотической силы.

— Он будет нашим знаком,— сказал повелитель тьмы.

— Хорошо... Я запомню его.

— И когда ты исполнишь первую половину своей миссии и трон Чингисхана будет у тебя в руках, настанет время второй половины предназначения, ниспосланного тебе, вручить трон Чингисхана тому, кто по праву Высшей Судьбы призван получить его силу. И после этого исторического акта, который определит судьбу всего человечества на ближайшее столетие, твоя миссия будет завершена и ты получишь власть над людьми, обещанную тебе сегодня.

— Но кто тот человек, которому я должен вручить трон? Как я узнаю?..

— Сейчас ты увидишь его.

Внезапно всё изменилось. В секунду — или долю секунды — погас костёр, и только в это мгновение Алистер Кроули осознал, что бесшумно горевший костёр не излучал абсолютно никакого тепла — ведь он стоял рядом с ярко-белыми языками пламени, они только что пылали возле него, а теперь их нет, но ощущение одинаковое: тело погружено в прохладу.

Кромешная тьма поглотила всех: и старцев у костра, и Алистера Кроули, и его сопровождающих. В глубине чёрного пространства, появился огромный белый квадрат. Он постепенно наполнялся голубоватым светом. И вот как бы из недр этого квадрата возникло живое изображение: гигантская продолговатая чаша, залитая смутно шевелящейся человеческой массой. Поднятые пологие края чаши представляли собой, кажется, трибуны ( или ложи ), тоже заполненные людьми. Флюиды некоего экстаза, возбуждения, восторга долетали до Алистера Кроули от этого кипящего людского варева, и никакого страха и удивления не испытывал он, а только жгучий интерес; сердце билось ровно и сильно. Предчувствие переполняло будущего чёрного мага: сейчас случится нечто...

И живая картина начала быстро укрупняться, исчезало всё, что не вмещалось в голубой квадрат. К Алистеру Кроули, взгляд которого как бы стремительно промчался над головами людей внутри чаши, что-то беззвучно кричавших со вскинутыми вверх и под углом руками,— приближалась трибуна, на которой на фоне трёх полотнищ с изображением каббалистических свастик распростёр крылья гигантский орёл, повернув голову с хищным клювом вправо,— и на этой трибуне стоял человек, произносивший речь, и страстно, азартно жестикулировал.

Информация
Добавить комментарий
Имя:

код подтверждения
Добавить статью
Главное
Публикации
Обновления сайта
Подписка на рассылку:
Рассылка The X-Files - ...все тайны эпохи человечества
Это интересно